В этом разделе могут встречаться откровенные сцены, изображения ран и хирургических операций. Впечатлительным людям рекомендуем воздержаться от просмотра.

В операционной офтальмохирурга

Асмик не видела номеров проезжающих мимо автобусов, а ее хрусталик постепенно заволакивало из-за катаракты. И мучения ей приносило не только плохое зрение, но и головокружения с головными болями. Показываем и рассказываем, как офтальмохирург Тарас Душенчук провел женщине операцию.

img_1002

Из всех человеческих чувств, зрение — это то, на что мы привыкли больше всего полагаться. Именно поэтому глаз устроен чрезвычайно сложно и укомплектован более, чем 100 миллионами нейронов. Именно поэтому потеря зрения трагична.

eye

Когда дело не просто в остроте зрения

История Асмик долгая и интересная: давным-давно ей проводили радиальную кератотомию, после этого — операцию по поводу катаракты на левом глазу. У женщины была анизометропия: правый глаз коррегировал с -7,5, а левый глаз — с +4,5. Из-за анизометропии теряется способность видеть обоими глазами одновременно, и предметы фиксируются попеременно то одним, то другим глазом. Это доставляло неудобства и мучения, головные боли, головокружения и осложняло жизнь, как могло.

Случай Асмик — особенный еще и из-за проведенных в прошлом операций. Раньше радиальную кератотомию проводили довольно часто. Во время операции поверхность роговицы надрезали по кругу, микронадрезы при этом напоминали спицы велосипедного колеса — отсюда и название. Оптическая часть роговицы становилась более плоской, а глаз начинал правильнее преломлять свет.

Такие операции давали хороший первичный эффект, и в последствии за зрением пациентов не особо наблюдали. К сожалению, это не всегда хорошо заканчивалось. Спустя десятилетия стало ясным, что после кератотомии у таких пациентов, как Асмик, появляются осложнения — и со временем только усугубляются.

Сегодня существуют и другие методы лечения близорукости: сделать лазерную коррекцию, имплантировать факичные линзы, а во время факоэмульсификации катаракты — элементарно убрать близорукость при помощи подбора искусственного хрусталика. Но тогда, несколько десятков лет назад, Асмик прошла через радиальную кератотомию, а теперь появилась в Медицинском доме с глубокими рубцами роговицы.

Помимо этого, при близорукости высокой степени, такой как у Асмик, не только появляются проблемы с роговицей и хрусталиком. Часто страдает сетчатка, и все это непосредственно влияет на решения, которые принимает хирург.

eye-1

В операционной

На первый взгляд кажется удивительным, что длительные мучения из-за плохого зрения решаются вот так просто — за 20 минут операции. Но если разобраться, это не совсем так: восстановительный период продолжается несколько недель, за правым глазом последует операция на левом. И, конечно, нельзя с безупречной точностью предугадать, как пройдет операция.

Единственный островок яркого света в полутемной операционной — широко раскрытый карий глаз, зафиксированный специальным каркасом. Над ним нависает Тарас Владимирович с замысловатым микроскопом, безупречно спокойный. Шуметь и отпускать комментарии в операционной позволяют себе разве что аппараты, но не похоже, что концентрацию и спокойствие офтальмохирурга в принципе возможно нарушить.

Метод, которым пользуется Тарас Владимирович, — микрохирургический. Но при этом наконечник факоэмульсификатора колеблется с частотой свыше 20 000 раз в секунду. Это «отбойный молот» в виде небольшой иглы: вводится в полость глаза и раздрабливает ядро хрусталика на крохотные фрагменты. Для пациентки это, разумеется, испытание. Но хирург мягко успокаивает ее на протяжении всей операции.

В момент оказывается, что у Асмик очень слабые цинновые связки — это ресничный поясок, на котором подвешен хрусталик. Глазу со слабыми связками сложнее приспосабливаться к окружающей среде и фокусироваться. Хирургу — сложнее оперировать. Тарас Владимирович рассказывает: «Бывает так, что связки не выдерживают, и хрусталик просто некуда ставить. В таком случае исход операции существенно меняется, и приходится хрусталики подшивать — либо к склере, либо к радужке. Есть масса исходов операции». Но операция продолжилась без осложнений. Удалось сохранить те связки, которые были, и посадить внутрикапсулярный искусственный хрусталик. Подбор искусственного хрусталика был рассчитан на целевую рефракцию -3,5.

Восстанавливаясь после операции, Асмик видит лучше и чувствует себя легче. Женщина, ее семья и доктор смотрят вперед с оптимизмом. А дальше их ждет, скорее всего, операция на левом глазу. Ниже можно увидеть, как именно проходила операция, и услышать комментарии врача и пациентки.