В этом разделе могут встречаться откровенные сцены, изображения ран и хирургических операций. Впечатлительным людям рекомендуем воздержаться от просмотра.

Первое аортокоронарное шунтирование Клиники Сердца: история Николая Федоровича

Решения относительно собственного здоровья, особенно такого масштаба, как операции на сердце, даются тяжело. Чтобы преодолеть это, мы стараемся рассказывать о том, чем занимаемся — и почему в Клинике Сердца используем сложные, редкие и затратные по времени методы.

dsc_499089

История пациента

Николай Фёдорович — первый пациент, которому в Клинике Сердца провели аортокоронарное шунтирование. В шортах и рубашке с коротким рукавом он ждет близких перед выпиской: «Это я специально так оделся, чтобы показать: вот так выглядит пациент на шестой день после операции». Николай Фёдорович не скрывает повязок на руке и ноге, откуда во время операции забирали материал для шунтов, и явно доволен тем, как проходит процесс восстановления: «На шестой день я свободно могу ходить — без всяких ходунков, и чувствую уверенность. А слабости большой не чувствую, хотя срок после операции прошел короткий».

С обширным поражением сердца пациент столкнулся в довольно молодом возрасте — 57 лет. А обнаружил его благодаря тому, что регулярно проходил медосмотры, будучи преподавателем в автодорожном колледже. Одышка и прижимание в груди мучили пациента продолжительное время, поэтому стало ясно, что пора искать хорошего кардиохирурга. С тех пор Николай Федорович был в разных одесских центрах, намеревался ехать в Киев, пока, по его словам, не узнал, что кардиохирургический центр, где проводят уникальные операции, есть в Одессе, а из окна палаты видно его собственный дом.

img_4794

Почему мы используем сложные кардиохирургические методики

Желание оказать максимально возможную помощь, которое движет врачами — всегда огромно, а возможности технологий аортокоронарного шунтирования, которые обычно используются в Украине — достаточно ограничены. И.степень риска таких операций отличается от метода к методу. Поэтому мы делаем всё для того, чтобы в Клинике Сердца можно было проводить операции по редким, более безопасным методикам.

Николай Федорович рассказывает: «Я счастлив, что я первый — номер один, кому сделали эту операцию в нашей клинике». Это достаточно удивительные слова от пациента, ведь для большинства из нас операция — слишком большое переживание, чтобы нашлись силы на удовлетворение и гордость за тот метод, которым её проводили.

Технология, о которой идёт речь — это Full Arterial Bypass. Всего Николаю Федоровичу поставили три шунта по такой методике. Это означает, что для каждого шунта хирург использовал артерии, а не вены. И с их помощью формировал новые артериальные круги вокруг сердца, образовывать дополнительные коронарные сосуды — только чистые, без атеросклероза. Такие шунты выдерживают срок в 2 – 2,5 раза дольше, чем венозны — то есть работают не 6, а 15 лет.

Однако поражение сердца было настолько большим, что понадобился четвертый шунт, для которого использовали вену, а не артерию, — по старой методике.

img_4873

Технологии аортокоронарного шунтирования

Full Arterial Bypass — не единственная технология, которая применяется в Клинике Сердца, а в Украине используется редко или не используется вовсе. Вот еще несколько методик, которые используют в операционной ведущего консультирующего кардиохирурга Дмитрия Турлюка:

  • Beating Heart. Во время операции сердце пациента не останавливают, а значит, ему не требуется аппарат искусственного кровообращения. Сердце продолжает биться, и это снижает риски: во-первых, воспалений, потому что клеточные элементы меньше повреждаются, во-вторых, закупорки сосудов инородными частицами, то есть эмболий.
  • Non-touch Aorta. Технология, которая позволяет восстановить нормальное кровообращение сердца, не трогая при этом самую главную артерию — аорту, а используя новые артерии. Так мы избегаем осложнения, связанные с поражением аорты.
  • MIDCAB. Технология миниинвазивного аортокоронарного шунтирования, во время которого мы не разрезаем грудину, оперируем на работающем сердце и не трогаем аорту.
  • Гибридные операции. Такие вмешательства мы проводим, если поражено много сосудов, некоторые из них можно стентировать, а другие — нет. В таких случаях в кардиохирургической операционной мы проводим миниинвазивное шунтирование, а затем в катетеризационной лаборатории стентируем остальные сосуды — и всё это проходит без разрезов грудины, без боли и сложностей. А это уже особенно важно для возрастных пациентов, у которых есть сопутствующие патологии, и они не переносят большие травмы.
dsc_6913

Ни одна капля крови не утеряна

Всё это только технологии, которые максимально помогают кардиохирургу восстанавливать кровоток. Но хирург не работает в одиночку, и в его операционной нет ни одной мелочи.

Так, ни одна капля крови пациента не пропала. Это возможно благодаря системе Cell Saver, которая собирает, обрабатывает и сохраняет собственные клетки крови пациента.

Важны умения анестезиолога, причём и во время операции, и до неё. Об этом говорит и Николай Фёдорович: «Анестезиолог Максим Эдуардович — это человек чуткий и человечный. Пытается успокоить, пытается облегчить, пытается помочь, пытается вникнуть, пытается рассказать. В первый день он от меня не отходил».

А во время операции Максим Павловский использовал проводниковую анестезию и УЗИ с электростимуляцией, с помощью чего заблокировал плечевое сплетение пациента во время забора лучевой артерии в качестве шунта. Что это значит? То, что пациент смог находится в операционной без аппаратного дыхания, и его не пришлось интубировать.

Что делает кардиохирургию высокотехнологичной

Выполнение высокотехнологичных процедур времязатратно. Для одной операции по методикам, о которых мы рассказываем, потребуется столько времени, сколько обычно уходит на три. Тем не менее, технологии, которые отнимают на несколько часов больше, могут продлевать жизнь в несколько раз — а значит, за их выполнение стоит браться.

Чтобы появилась возможность проводить подобные операции, нужно не только время. Должно было произойти многое: собраться толковая и уже опытная команда, подобраны такие оборудование и материалы, чтобы операции не просто возможными, а и максимально безопасными. И всё это — в месте с продуманной инфраструктурой.