Как любовь победила антисанитарию

Больница середины XIX века — определенно не то место, где бы вы хотели оказаться. Даже мимоходом там лучше не появляться: любое скопление врачей тут же прозывали «домами смерти» из-за распространенных инфекций.

The Agnew Clinic, Thomas Eakins, 1889, oil on canvas

Хирурги — а врачами были в основном хирурги — закатывали рукава своих обильно заляпанных кровью халатов и работали так быстро, как только можно. На операционном столе умирал каждый второй. И вот в 1843 г. в Бостоне и 1847 г. в Вене наконец-то предположили, что инфекции распространяются из-за плохой гигиены врачей.

Но доказать — не значит предотвратить. На то, чтоб викторианский хирург Джозеф Листер опубликовал радикальную статью «Антисептические принципы в хирургической практике» и предложил использовать в операционных карболовый спрей, ушло еще два десятка лет. И всё равно — еще 15 лет врачи считали его исследование уж слишком спорным и сопротивлялись против мытья рук как могли. Но начало асептике и антисептике в хирургии было положено: карболовым спреем не просто обрабатывали руки и инструменты, его распыляли по операционной, и даже раны заливали разведенной кислотой. Жизней это спасло немало, и очень впечатлило одного выдающегося профессора хирургии из Балтимора.

Один из четверки основателей госпиталя Джонса Хопкинса, Уильям Холстед, влюбился в старшую медсестру. У Кэролайн Хэмптон были чувствительные руки, которые постоянно разъедала карболовая кислота, из-за контактного дерматита она даже подумывала бросить практику. Холстед, конечно, не мог этого допустить и заказал для Кэролайн пару тонких резиновых перчаток.

Уильям Холстед слыл денди, шил костюмы на заказ в Европе, покупал ботинки во Франции, отправлял свои рубашки стирать в Париж (будто в Балтиморе нормальных прачечных нет!) Кэролайн Хэмптон, напротив, считалась неприметной внешне, но такой же эксцентричной по характеру. И все соглашались на том, что они фантастически подходили друг другу.

Потому что перчатки, один из самых важных компонентов барьерной защиты в операционной, — лучше всякого ухаживания. Кэролайн сделала то, что годами не удавалось научным исследованиям и убеждениям — её пример сразу же подхватили все медсестры, а потом и хирурги.

«Субботним утром я отправился в Патологическую лабораторию и обнаружил, как Холстед учит ее остеологии, показывая малоберцовую кость. Тогда я понял, что с ним всё решено… Помолвка состоялась через неделю»,— Уильям Ослер, еще один основатель госпиталя Джона Хопкинса

С тех пор без перчаток — никуда. Их делают из латекса, синтетического каучука, неопрена, винила, нитрила, полиуретана и даже жидкими. С микротекстурированной поверхностью — для проведения особо тонких операций, с удлиненным манжетом — для гинекологов, с защитой от ран и порезов — для ортопедических операций. За рамки медицины они вышли давно.

Инновации появляются благодаря крови и поту, и дивану, и лени, благодаря настойчивости и забывчивости, кропотливым исследованиям, фатальным ошибкам и несусветным глупостям. Но иногда, если повезет, просто благодаря любви. Сегодня у хирургических перчаток можно насчитать 50 вариантов использования, кроме самых очевидных, в том числе при ожогах рук 1-2 степени или отеках. Это особенно важно для развивающихся стран, где достать медицинские ресурсы бывает архисложно. Холстеды бы одобрили.

kak-lyubov-pobedila-perchatochki

Библиография

Daniel B. Nunn. Caroline Hampton Halsted, an Eccentric but Well-Matched Helpmate // Perspectives in Biology and Medicine. — 1998. — № 42 (1).

S. Robert Lathan. Caroline Hampton Halsted: the first to use rubber gloves in the operating room // Proceedings (Baylor University. Medical Center). — 2010. — Vol. 23 (№ 4).

Diaa Othman, Amitabh Thacoor, Sharmila Jivan. Fifty shades of surgical gloves: fifty uses in surgery // International Surgery Journal. — 2015 — № 2 (4).

Юрген Торвальд. Век хирургов. — М.: Проспект, 2011.