Запись на консультации и диагностику, результаты исследований и акции — в мобильном приложении!
В этом разделе могут встречаться откровенные сцены, изображения ран и хирургических операций. Впечатлительным людям рекомендуем воздержаться от просмотра.

Отправная точка. История из операционной кардиохирурга

Сердце — отправная точка нашего организма. Восемь лет назад Антонина Николаевна уже перенесла инфаркт, а в октябре этого года снова поступила в больницу про программе острого коронарного синдрома. Чтобы исправить разрушительные последствия болезни, 82-летней пациентке предстоял извилистый путь от экстренной коронарографии до большой операции, во время которой команда кардиохирурга Павла Киструги сперва остановила, привела в порядок, а затем заново запустила сердце.

Когда родные привезли Антонину Николаевну в Odrex, она сразу же попала в катетеризационную лабораторию — это операционная, где проводят исключительно деликатные процедуры: коронарную ангиографию, стентирование и другие эндоваскулярные вмешательства. Во время экстренного обследования заведующий Константин Хацько обнаружил субокклюзии магистральных артерий. Анатомическая особенность не позволяла немедленно провести стентирование — самый распространенный сценарий при остром коронарном синдроме. Поэтому тут же приняли консилиумное решение про аортокоронарное шунтирование в самые короткие сроки. И клиническая картина, и результаты обследований указывали на то, что у пациентки нет инфаркта, а есть нестабильная стенокардия.

Подготовка к операции, все обследования, консультации и анализы заняли всего сутки, и на утро после результатов мы уже готовили операционный стол. В планах — запитать все главные артерии сердца, наложив четыре шунта. Нашей задачей было вернуть сердцу нормальное кровоснабжение. Но все осложнялось тем, что плевральная полость и окружающие ткани были скреплены спайками из-за когда-то перенесенного туберкулеза. Жизненно важная артерия — передняя желудочковая — подпаяна к фасциям и мышцам, поэтому пойти классическим путем и выделить ее означало бы подвергнуть пациентку большему риску. Так для шунтов были выбраны вены.

Перфузиолог Александр Попсуйко запускает аппарат искусственного кровообращения. Теперь кровь не выходит из сердца через аорту и не возвращается обратно через две полые вены. Она движется по параллельному маршруту, кровоснабжает все органы, даже не проходя через сердце. Сердце больше не отправная точка, оно останавливается на два часа, чтобы кардиохирург мог наложить шунты.

Ассистенты, и среди них сосудистый хирург Владислав Гринев, выделили материал для венозных шунтов. Теперь Павел Васильевич один за одним создает анастомозы, обходя участки сужений коронарных сосудов. Один из них — прыгающий шунт, то есть одной веной запитано два сосуда.

Теперь сердце снова может перенять эстафету у аппарата искусственного кровообращения и биться с новой силой. Операция заняла чуть больше четырех часов.

Венозные шунты стали правильным решением для пациентки в возрасте, с особенностями в анамнезе, сопутствующими заболеваниями. Так мы свели к минимум операционную травму, риски кровотечений. Через несколько часов анестезиолог Леонид Врублевский, который был с пациенткой с самого начала, следя за малейшими изменениями показателей на мониторах, экстубирует пациентку и переведет ее на самостоятельное дыхание.

Восстановление Антонины Николаевны протекает абсолютно гладко, без каких-либо проблем. Уже на следующий день женщина гуляла по палате, а на пятый день после поступления — перевелась из Клиники Сердца в кардиологический стационар. Костная ткань будет срастаться на протяжении двух месяцев: в это время особенно важно, чтоб близкие берегли Антонину Николаевну. Но социальная реабилитация произойдет гораздо быстрее.

Кардиолог Татьяна Кузнецова, кардиохирург Павел Киструга, Антонина Николаевна, анестезиолог Леонид Врублевский

Тонкое строение клапанов и желудочков делает кардиохирургию завораживающей специальностью, но самое завораживающее в ней — то, как сердце Антонины Николаевны снова бьется свободно и сильно.

Перейти к верхней панели